Мой сайт

Главная » 2017 » Май » 30 » Эксперт: Италия потеряла 70% экспорта в России
15:16
Эксперт: Италия потеряла 70% экспорта в России
О перспективах и проблемах российско-итальянских экономических и политических отношений рассказал в программе "Мнение" Эрнесто Ферленги, президент Ассоциации итальянских промышленников в России.

К системе российских газопроводов в Европе отношение в рядах стран ЕС неоднозначное. Есть сторонники и противники по каждому из проектов. И в Европе не хотят ни общего энергопространства, не экономического союза на Евразийском континенте.

- Большинство избирателей в Италии проголосовали против реформ, предложенных Маттео Ренци, такие итоги референдума можно объяснить нежеланием в дальнейшем видеть политику, проводимую нынешним кабинетом. Как сегодня отмечают эксперты, это уже третий итальянский технократ, итальянский премьер-министр, которого выводят за скобки. Что дальше, почему?- Итальянский народ достаточно привык к этим изменениям. Достаточно много поменялось, но, тем не менее, надо признаться, что новый премьер – это, теперь бывший премьер-министр Маттео Ренци, это уникальный человек. Не только с точки зрения его возраста, 41 год, достаточно молодой, очень интенсивный, очень привлекательный, медийный. Он напоминает с медийной точки зрения Сильвио Берлускони, его другое качество - очень деловой. Вокруг него была огромная поддержка. Не надо забывать, что даже если он проиграл референдум за изменения в Конституцию, надо признаться, что практически 40% голосов он получил. Это означает, 13-ть миллионов людей за него голосовали. Именно с этого вопроса, я уверен, будет начинаться его дискуссия с президентом республики, для того, чтобы снова предложить свою кандидатуру для избрания нового правительства. Маттео Ренци снова будет претендовать занять пост премьер-министра. Лучший премьер-министр, в принципе, если брать конкретно наши последние показатели, были Марио Монти, а также известный профессор Энрико Летта, который сейчас преподает в Париже. По крайней мере, Ренци – он политик. Юг Италии, конечно, страдал больше, и как раз анализ теперь показывает, что все молодые, которые общаются в интернете, читают газеты, те, которые 40% на юге Италии безработные, как раз 75% людей на юге Италии, они голосовали против изменения в Конституции. Они до конца, позволю себе сказать, может быть, даже до конца они не поняли, что надо менять.- Это показатель протестных настроений в обществе. Людям не нравится внешнее положение дел, но это, может быть, даже не связано с конкретной личностью действительно харизматичного, молодого, амбициозного и яркого Маттео Ренци, ни с его ошибками, которые, может быть, не для всех очевидны. - Да, это так, Маттео Ренци, в принципе, в течение 2-х лет, когда он был премьер-министром, он всегда говорил – вы должны мне верить. Не беспокойтесь, Италия сильная страна, мы хороший, сильный народ, я дальше веду всех вместе. Вы поймите, когда у молодых нет перспективы, нет работы, социальное напряжение увеличивается, в связи с иммиграционным потоком людей, финансовое состояние немного стало хуже, отношения с Европой, без сомнения, испортились в какой-то степени. Вот это создало сомнения, а какое у меня будущее. И поэтому как раз вот эти люди персонифицировали этот референдум, и голосовали против - 40% голосовали "за", 60% "против". - Что мы знаем о Маттео Ренци, чем он был интересен и остается интересен в России? Тем, что это политик, который однажды сказал "нет" усилению антироссийских санкций, и сравнительно недавно это сделал. Тем, что он приехал в Россию на Санкт-Петербургский Международный экономический форум. Тем, что он неоднократно высказывался "против" антироссийских санкций и "за" диалог с Россией. На деле – его ресурсы и инструментарий влияния был достаточно ограничен. Сейчас нам интересно, если он уходит, то кто придет после него, и какое место занимает сегодня российская тема в повестке и итальянского бизнеса и итальянского общества в целом? Может ли прийти кто-то еще, кто будет еще больше расположен к диалогу с нами?- За последние 50 лет отношения между Италией и Россией всегда были очень крепкими, очень хорошими, независимо, кто был у власти. Это всегда были наши исторические корни. Я не говорю про коммунистическую партия Италии, которой еще 20-ть лет назад принадлежали 35% голосов. С того времени, поверьте мне, отношения между народами в культурной сфере не изменились, на бизнес это имеет прямое отражение. Нас связывают очень сильные корни, их нельзя сломать за короткое время. Такое давление бизнеса, и человеческий фактор, и человеческий капитал как раз оказывает существенное влияние на политиков. Наши отношения с Россией, они нормальные и будут развиваться дальше. Конечно, бизнес очень сильно пострадал. В предыдущие 3 года, экспорт итальянской продукции в Россию, составлял 10 миллиардов Евро, 70% экспорта или 70 миллиардов Евро было потеряно. Это почти 7 миллионов евро в день потерянного экспорта. Куда дальше, этот рынок идет? Мы идем к формированию новой модели. Я уверен, что вне зависимости от того, кто будет в правительстве, к такому стратегическому подходу мы должны привыкать. Новая модель развития отношений России, на уровне политической, геополитической, на уровне бизнеса. Это отражается не только в отношениях в целом Италия-Россия, но также, я думаю, эту новую задачу имеет смысл развивать для Европы и России. Интеграция, как мы говорим часто от Лиссабона до Владивосток. Вот этот новый процесс интеграции, необходимо его сделать, особенно при нынешнем популизме, который происходит во всей Европе, не только в Италии. В следующем году, как вы знаете, выборы во Франции, и недавно прошли в Австрии. Необходимо консолидировать наши подходы и укрепление наших отношений с Россией. - Представьте себе тот же самый разговор в Брюсселе. Приходит итальянский политик Маттео Ренци или другой новый премьер Италии, предложит на заседании в начать переговоры Евросоюза с Евразийским Экономическим Союзом для расширения общего экономического пространства. Что дальше происходит? - Смотрите, что случилось с переговорами Европы и США, договора о торговле не получилось. Значит, физические, географические отношения между Европой и Россией, они так и были, как мы говорим, за последние 50 лет. Географически даже, с точки зрения безопасности, с точки зрения бизнеса. Вы знаете, я уверен, мы говорим сейчас столько потерь от существования санкций, новая модель сотрудничества между бизнесом европейским и российским, давайте посмотрим, сколько потерь было за последние три года. Только для европейских компаний, это потери на уровне 30-40 миллиардов евро. Сколько рабочей силы, сотни, тысячи людей потеряли свою работу. Это инструмент, необходимый для дискуссии с бюрократами. Европа – да, конечно, бюрократическая страна. За 40 лет достиг следующих результатов. Первое – единая валюта, единое пространство, свободное движение товаров и услуг. Необходима постепенная интеграция в Евразийские страны Европы. Следующие 15-ть лет 90% рост, экономический рост, это не в Европе будет, будет за пределами Европы. Где найти рынок? Огромный рынок Евразийских страны, 180 миллионов население, 3 триллиона долларов ВВП. Вот где надо интегрироваться.- Давайте честно скажем, что последний 20-летний рост Евросоюза был во многом обусловлен открывшимся советским рынком, рынком постсоветского пространства. Кто такие европейские бюрократы, что это за инопланетяне, которых пустили в Брюссель, почему они не понимают очевидных вещей?- Бюрократы принимают решение на основе бизнеса, на основе привлекательности или преимуществ отношений со страной или континентом. Это системный человек, который не принимает решения вообще, с кем тяжело вести переговоры, который не дает четкий ответ вообще, на четкий вопрос. Поэтому, в России, где в последнее время особенно любят четкие вопросы и четкие ответы, очень тяжело. Надо ставить бюрократа перед фактом. Есть два разных варианта, поэтому считаю, что здесь никаких сомнений у меня нет лично, что правильно ведет себя Россия, которая считает, что есть, конечно, Европа, с которой можно вести переговоры и надо сотрудничать, надо строить отношения. С другой стороны есть Восток, с ним надо беседовать. Инвестиции в Китай, смотрите, как китайцы делают бизнес, они продолжают вкладывать деньги везде – в Европу, во все бывшие пространства Советского Союза, не сомневаюсь, что через бизнес проходит усиление своих отношений. Европа строила свой дом последние 40-лет, Италия будет получать большое преимущество жить в этом доме, чем его оставлять. Это будет крайне опасно, отдать возможность развитию популистским настроениям, которые в Италии сейчас стали достаточно современны и модны, давайте уходить из Евросоюза. Италия дает фондов в Евросоюз больше, чем получает от него, но это не причина, для того, чтобы уходить. Этот дом еще слишком хрупкий, надо его еще доделать, надо его строить. Конечно, надо понимать, что если оставлять его с бюрократической точки зрения, получим, как это случилось Brexit и Великобритания уходит, принимает свои решения самостоятельно. Люди хотят ясно представлять перспективы своего будущего, насколько жизнь будет безопасной, какая у них будет работа. Это самое главное для всей нации, для пенсионеров, для молодых поколений.- В европейском доме не живут США, а ведут себя они часто так, как-будто они там живут, более того, они там экономические управляющие, экономические, политические управляющие. Как быть с этим, и как долго это будет раздражать отдельные европейские государства, которые не решаются этого произнести вслух на уровне Европейского Союза?- Интеграция стран Евросоюза, как раз единственный ответ на то, что иметь двусторонние отношения между США и отдельными странами Европы. Это как раз нужный ответ, единая политика, налоговая политика, единая энергетическая политика, единый геополитический подход. К этому надо привыкать и к этому надо идти. Мир так идет, глобализация до такой степени, сильный удар и волна, что интегрируют все страны, которые хотят объединиться, считая, что вместе лучше жить, чем отдельно. - Какие риски вы видите в принятии Резолюции по противостоянию пропаганде российской прессы для европейца, для среднестатистического жителя Европы, который лишается вот этого источника информации? - К сожалению, достаточно велик уровень дискриминации в отношении России, зарубежных СМИ. К сожалению, дезинформация – это главная тема обсуждений. Русский народ я хорошо знаю, потому что я здесь живу, конечно, его уважаю, они в какой-то степени представляются совсем по-другому в Европе и за рубежом. В тоже время, когда мы с нашей делегацией едем за рубеж и показываем лицо российских бизнесменов, они говорят, слушай, они такие же, как мы. Они также считают деньги, как мы, нет никаких идеологических подходов. Нужно показать свое лицо. Ваша культура – огромная, великая культура. Надо показать, как вы делаете бизнес, интегрировать через совместные предприятия. По крайней мере, я уверен, они начнут говорить на разных языках, сначала на английском, они потом будут учиться, они будут здесь учиться, будет проходить обмен студентов, ученых – через это надо пройти. Но, я боюсь, к сожалению, что этот процесс достаточно длинный. - Посмотрите, каких сфер и направлений, прежде всего, касаются санкции – науки, технологий и совместных предприятий. Тех самых совместных предприятий, и плюс информации, как мы покажем свое лицо если нас не хотят видеть в Европе? Почему, по-прежнему энергетическое сотрудничество и предложение России и российских энергетических компаний воспринимается, как "новое русское оружие"?- Первый контракт на поставку российского газа был заключен при СССР в далеком 1956 году. Какая огромная работа была сделана для организации поставок российского газа на территорию Евросоюза, что обеспечило огромный вклад в развитие экономического роста Европы. Каждая треть газа, который потребляется в Европе это газ российского производства. Это взаимосвязанные отношения. Запасы газа и нефти находятся там, где они находятся изменить тут ничего нельзя. Если запасы находятся в России значит так и есть. По крайней мере, это выгодно не только для российских компаний, а также для европейских компаний, которые продают этот товар и на этом тоже зарабатывают деньги. Я думаю, что для Европы, как раз, это одна из тем обсуждения. С одной стороны говорить вам, не хотим не "северный поток", не "турецкий поток", если вы у бюрократа спрашиваете, а какой хочешь? Он говорит – это не я буду принимать решение, значит, на политической арене это нельзя принимать решение, а также, к сожалению, с экономической точки зрения тоже нельзя принимать. Поэтому, вам надо продолжать беседу - принимайте решение, это ваше решение, куда вы хотите, чтобы газ пошел, если рынок потребляет этот газ, а это товар, какой дискриминационный подход может быть против российского газа. Это не имеет никакого паспорта, а идет этот товар, как все, и как раз товар, и люди и услуги, они должны двигаться, рынок такой, он видоизменился за последнее время. Поэтому, я не вижу, что может что-то изменяться, история длинна, поэтому, я уверен, что к процессу интеграции все равно мы идем, я уверен в этом.
Просмотров: 28 | Добавил: raipretdist1980 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0