Монтаж газификации

Главная » 2018 » Сентябрь » 30 » В войне проиграли все? Путин и Саакашвили так не считают
00:49
В войне проиграли все? Путин и Саакашвили так не считают

В фокусе внимания международных СМИ - годовщина войны за Южную Осетию и Абхазию. Россия и Грузия ныне ведут вербальную войну, причем Москва отказалась от термина "геноцид", отмечают журналисты. Саакашвили опасается за свою судьбу, но "бесстыдно", по словам оппозиции, держится за президентство. Медведев призывает к эмбарго на продажу оружия Грузии.

Как пишет The Financial Times, великолепный тактик и скверный стратег, Путин, похоже, не извлек уроков из прошлогодней войны с Грузией, в которой в конечном счете проиграли все. В России конфликт с небольшой постсоветской республикой считают триумфом собственного могущества, на деле же, утверждает FT, никто не выиграл в той войне. Грузия потерпела поражение и потеряла два региона, репутация ее президента Михаила Саакашвили как прозападного демократа была безнадежна подорвана.

В Москве считают, продолжает издание, что война доказала главенство России на постсоветском пространстве и послала соседним странам, желающим вступить в НАТО, недвусмысленный сигнал. Владимира Путина и впрямь хорошо подготовили в КГБ в плане тактических действий, однако российскому лидеру не удается выстраивать долгосрочные стратегии, говорится в статье: из-за ввода российских танков в Грузию Москву теперь боятся, а не уважают на всем Кавказе, и никакие взятки и газ здесь не помогут. Для "перезагрузки", предложенной Бараком Обамой, заключает FT, требуется не только взаимоуважение между Россией и США, но и уважение к слабым странам.

В другом материале The Financial Times сообщает, что Дмитрий Медведев призвал к международному эмбарго на продажу Грузии оружия, заявив, что Тбилиси, возможно, попытается отвоевать Южную Осетию и Абхазию. С начала войны Кремль демонизирует Саакашвили и призывает к смене правительства в Грузии, пишет корреспондент.

В пятницу Михаил Саакашвили сказал в интервью The Times, что Путин по-прежнему намеревается его убить в рамках своего плана по восстановлению советской империи. "Как предостерег грузинский президент, только сохраняющаяся поддержка Соединенных Штатов и Европы предотвращает российское вторжение в целях установления марионеточного режима", - пишет корреспондент Тони Хэлпин.

Рост напряженности на линии фронта между Грузией и российскими войсками, размещенными в Южной Осетии и Абхазии, Саакашвили объясняет тем, что Кремль испытывает Запад на прочность. "У Путина есть все резоны напасть на нас и покончить с делом. Но Путин - парень с улицы, который все еще боится полицейского, а на сей раз полицейский позвонил и остерег его. Впрочем, этот парень становится отчаянным. С его точки зрения, в Грузии дело не закончено. Как только тебе что-то не удается, ты больше не хозяин своего района", - заметил Саакашвили.

В интервью Саакашвили уверял, что осетины сами вернутся в состав Грузии, когда характер российской оккупации станет очевиднее. Завлечь назад Абхазию он надеется инвестициями в развитие экономики на западе Грузии.

Испанская газета El País публикует интервью оппозиционного грузинского политика Нино Бурджанадзе. Власть Михаила Саакашвили держится, в первую очередь, на "бесстыдстве", "потому что только человек, полностью лишенный стыда, может утверждать, что все хорошо, после потери 20% территории, и намереваться оставаться на своем посту", заявила она. Саакашвили полностью контролирует средства массовой информации, убеждающие народ в том, что вот-вот начнется новая война. Кроме того, подчеркнула Бурджанадзе, элита страны коррумпирована, и команда Саакашвили бесконтрольно манипулирует значительными средствами западных спонсоров. По ее словам, Грузия - полицейское государство, и после визита американского вице-президента Джозефа Байдена в Грузию ситуация в стране ухудшилась: происходят незаконные аресты, более 100 политзаключенных сидят в тюрьме по ложным обвинениям в хранении наркотиков и оружия.

"Для президента я враг номер один, ему очень важно дискредитировать меня и мою партию", - сказала Нино Бурджанадзе, вместе с тем признав за Саакашвили и положительные качества: харизму, решительность, боевой дух. До 2006 года, по ее словам, позитивное преобладало над негативным, но потом последовали шаги в направлении контроля над СМИ и судебной властью.

Война, вновь вскрывшая старые раны и нанесшая новые, на много лет отсрочила урегулирование ситуации в Южной Осетии, убеждена Бурджанадзе. Единственный выход - начать прямой диалог с осетинами и абхазами, что невозможно, пока у власти остается Саакашвили, дискредитировавший себя. Она признала, что в настоящий момент Россия не откажется от признания Абхазии и Южной Осетии, но со временем это возможно, если жители этих территорий захотят жить в Грузии, когда та станет "нормальной, привлекательной страной" с развитой экономикой и демократией.

По ее мнению, Барак Обама лучше своего предшественника понимает ситуацию в Грузии, поддерживая "демократию, а не конкретного человека". Из-за "идиотизма" Саакашвили, считает Бурджанадзе, в Грузию вернулись военные базы, а Россия получила карт-бланш на признание Южной Осетии и Абхазии, а также все экономические рычаги, и добилась того, что Грузия не вступила в НАТО.

О "перезагрузке" российско-американских отношений в контексте годовщины грузинской войны пишет также The Washington Times. Через год после войны обстановка на границе Грузии и Южной Осетии напоминает не "перезагрузку", а скорее "просмотр на повторе", считает обозреватель издания. Новая администрация США не учла того, что в охлаждении российско-американских отношений виновата не только команда Джорджа Буша. И Джо Байден, возможно, не так уж не прав в оценках России, хотя не стоит преподносить их в таком неприятном для Москвы ракурсе, пишет Остин Бэй.

Россия смягчила свои утверждения о геноциде осетинского народа, замечает The New York Times. "Казалось, российское руководство вытащило затрепанный советский учебник пропаганды, где рекомендуется оперировать самыми несусветными обвинениями, и не осознало, что в современной ситуации, когда средства массовой информации стали глобальными, оно быстро подорвет к себе доверие, если обвинение не подтвердится фактами", - пишет корреспондент Клиффорд Дж.Леви. После войны российские власти и администрация Южной Осетии не смогли объяснить, куда подевались все мертвые тела, а позднее стало очевидно, что потерь было намного меньше, чем утверждалось ранее. На прошлой неделе российская сторона вновь постаралась доказать, что конфликт развязала Грузия, но обвинение в геноциде почти не звучало. Между тем власти Южной Осетии на прошлой неделе открыли Музей геноцида, посвященный войне с Грузией, сообщает автор статьи.

Россия и Грузия, пишет немецкая Die Welt, воспользовались первой годовщиной кавказского конфликта для обнародования прямо противоположенных интерпретаций событий августа прошлого года. За боями, унесшими жизни сотен человек, последовало продолжение пропагандистских кампаний, основанных порой на искаженных фактах и сенсационных утверждениях.

Президент Грузии Михаил Саакашвили в интервью немецкой телекомпании ARD заявил о том, что его армия остановила продвижение российской 58-й армии и даже "отбросила ее назад". Таким образом, уверен Саакашвили, Москва не добилась своей цели свергнуть грузинское руководство и задушить демократию. "Невозможно грубее переврать факты, - комментирует Квиринг. - Встретив жесткий отпор российской армии после обстрела Цхинвали 7 августа, грузинская армия покинула столицу Южной Осетии". Российские подразделения, не встречая сопротивления, прошли вплоть до города Каспи, находящегося в 40 км от Тбилиси. На юге русские заняли порт Поти, на западе - Зугдиди, напоминает автор.

Но подобные подробности Саакашвили предпочел опустить - для него главное не в них. "Как вы можете убедиться, я все еще тут", - радовался грузинский президент, вспоминая о том, что Путин в разгар конфликта обещал "подвесить его за одно место". По словам президента Саакашвили, пока Путин находится у власти, он не исключает новой войны.

Москва, в свою очередь, не устает обличать грузин как кровожадных кавказцев, пишет корреспондент. По информации южноосетинской стороны, в ходе вооруженного конфликта погибли по меньшей мере 1500-2000 осетин. Грузины, со своей стороны, говорят о гибели 412 граждан страны, в том числе 228 гражданских лиц. По словам российской стороны, грузины даже планировали отравить водопроводную воду в Цхинвали и затопить подвалы, в которых прятались осетины, добавляет журналист.

Статья в британской The Independent посвящена Южной Осетии. По прошествии года после августовской войны факты свидетельствуют: несмотря на заявления противоположного характера, маленькая Южная Осетия фактически поглощена Россией. Осетины не хотят быть частью Грузии, но идея истинной независимости Южной Осетии абсурдна, пишет автор статьи Шон Уокер. У Абхазии, вероятно, больше шансов на выживание: у нее есть выход к Черному морю, туристическая индустрия и небольшой сельскохозяйственный сектор.

Южная Осетия - это совсем другое дело: ее территория мала, население не превышает 70 тыс. человек, нет своей промышленности, инфраструктуры, валюты и аэропорта. Несмотря на отрицания Москвы, по сути Южная Осетия уже является частью России, полагает автор. У 98% населения есть российские паспорта, все говорят по-русски, рубль используется в качестве валюты, а большая часть средств поступает в бюджет из России. Русские построили новую военную базу в окрестностях Цхинвали и официально дислоцировали на территории 800 военнослужащих, реальное число которых достигает 4 тыс., говорится в статье.

Марта Оттавиани в статье, напечатанной в газете La Stampa, описывает обстановку в Грузии. Год спустя после войны с Россией кто-то продолжает испытывать ненависть, кто-то находится в оппозиции к власти, кто-то успокоился, сообщает журналистка. Столица Грузии производит неоднозначное впечатление: красота соседствует с разрухой, на каждом углу можно видеть просящих милостыню, строительство современных конгресс-центров и шикарных магазинов приостановлено. Большая часть населения пребывает в апатии. Даже митинг, посвященный годовщине конфликта, оказался совсем немногочисленным: лишь несколько сотен человек вышли на улицы, чтобы заявить о своей ненависти к русским.

Страна устала, разобщена, но осень, когда пройдут досрочные выборы, обещает быть горячей, пишет автор статьи. Грузины говорят, что им нужен такой человек, как Сталин. Складывается впечатление, что Грузия и ее народ нуждаются не только в благосостоянии, но и в своеобразии, которого они длительное время были лишены, и, чтобы вернуть его, они готовы вернуть себе все, что принадлежало им, и то, что было, как они думают, у них украдено. Пусть даже речь идет о Сталине, которого они готовы идеализировать. Альтернатива, пишет автор статьи, - оставить его Москве.

Просмотров: 3 | Добавил: raipretdist1980 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0